Ах, эта чудная материнская доля

 

Для старательных и очень ответственных мам, которые сильно пытаются понять своих детей, обеспечить им детство лучшее, чем свое, и регулярно при этом терпят фиаско. 
Они переполнены тоской от собственного бессилия, виной и болью несовершенства. 
Они все время ищут способы поступать со своим ребенком правильно, но задыхаются под грузом невозможности реализовать все мудрые советы, обнаруженные на просторах интернета.

Современный мир развернут в сторону детей. Огромное количество статей, объясняющих детскую психику, обучающих правильным способам воспитания, взывает к родительской совести. Расширяющееся понимание влияния детского опыта на всю последующую жизнь укрепляет поле родительской ответственности. Собственные детские дефициты потрясают перед родителями списками требований. Многие матери испытывают перманентное чувство вины за свою неидеальность. Они страстно хотят относиться к своим детям правильно и неустанно ищут рецепты и рекомендации. Они много должны-должны-должны.

Но редко кто говорит о том, что, когда мы выставляем себе—матери требования, мы смотрим на себя глазами своих внутренних детей. Тех, у которых счет к их родителям. Наделяя тем самым своего реального ребенка ролью нашего судьи. Он злится, расстроен — все, значит, я плохая мать. И возникающие вслед за этим выводом переживания бессилия, вины, собственной несчастности, которые приносят трудную боль. Справиться с этим букетом самостоятельно бывает невозможно, и тогда нужно действовать — любыми путями сделать своего ребенка довольным, чтобы на душе стало спокойно. Ведь критерий оценки качества материнства — его эмоции. И здесь тогда возникает вопрос: для кого дети должны быть счастливы? Не для мамы ли, которой обязательно хочется вернуть ощущение «Я-молодец» и удовольствие от собственной правильности? А тогда — подлинное ли это счастье: по обязанности и для кого-то?

Детям становится гораздо легче, когда идентичность матери в ее руках. То есть сначала она родилась как мать, а потом родила свое дитя.

Рядом с неопределившейся матерью ребёнок смутно ощущает невозможность сделать что-то необходимое (сконтейнировать мать) и быть кем-то, кем сейчас нужно (а не собой) и, как следствие, вину и тревогу. 

_______________________________________

Такое облегчение, когда мама сама знает, какая она мама. Когда она принимает своё несовершенство и готова прощать себя за ошибки, исправляя то, что можно исправить и смиряясь с тем, что нельзя. Когда она не спешит казнить себя за промахи, соревнуясь с собственной матерью, и способна трезво оценивать реальность. Когда она чутко относится к своему ребёнку и в состоянии верно оценить нанесенный ущерб, не увеличивая его до катастрофы. Тогда возможно дать необходимое количество поддержки, не удушая своей заботой и не затапливая собственными виной и тревогой. И вовремя остановиться, чтобы ребёнок мог делать то, что может уже сам — переживать, усваивать опыт, пробовать и т. д. Остановиться, угадывая его силу, а не бросая от собственного бессилия. На такую маму можно положиться. Потому что она не пытается быть, а уже есть. Неидеальная, вызывающая много противоречивых чувств, но живая, реальная, которую можно ощутить, об которую можно ощутить себя.

Вырастить детей совсем без травм — это утопия. Можно только верить, что они с ними справятся. А, если осмелиться и позволить себе заживить собственные раны, то вера в детей будет ещё и подкреплена опытом. 
В наше время, с прерванной преемственностью, отсутствием передачи традиций, невозможно создать непрерывность и интуитивно опираться на опыт рода. Очень многое нужно открывать самим. И тут уж — что сможем. Ведь наши индивидуальные истории задают нам рамки.

Предлагаю на время прервать процесс совершенствования своего материнства и спросить себя: а как у меня обстоят дела в моем внутренним мире? Как там моя детская часть, есть ли у неё заботливая и любящая мать? Есть ли я у себя?  
Я уверена, вы обнаружите те трудности, которые зеркально отображаются в отношениях с вашими детьми. Ведь нельзя научиться всматриваться в другого, не умея всматриваться в себя. Невозможно насытить реальное дитя, когда собственная детская часть обездолена. И невозможно восполнить собственные дефициты, становясь хорошей матерью кому-то другому. А не себе самой.  
А вот, если решиться вырастить себя, с детьми это уже будет получаться естественным образом — ведь тогда можно будет пользоваться собственным творчеством, собственными опорами и находками. И это даже увлекательно: не стараться, чтобы уберечь кого-то от своих ошибок, а любить, наблюдать, познавать, помогать другому человеку открывать для себя огромный мир и себя в нем.  
Живите сами и позвольте своим детям жить рядом с вами.

Зрелая мать:

— ощущает себя шире своего ребёнка ;
— знает, какая она. И её восприятие себя не разрушается, если ребёнок ею не доволен. Чувства ребенка — его реакция, а не определение её. Они говорят о нем, а не о ней.
— доверяет себе и своему ребенку;
— живёт для себя, считая ребёнка важной, но частью своей жизни, которой она делится с ним;

— исходит в принятии родительских решений не только из знаний и понимания правильного, но и из своих возможностей и состояний.

 

Поделитесь с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники